ФОРТОЧКА В ЕВРОПУ

Существует ли «окно» на карельско-финляндской границе, как беженцы пересекают границу России, и какое отношение имеет ко всему этому один из богатейших людей Санкт-Петербурга Игорь Лейтис?
«Сарафанное радио»

Слухи о существовании неких «окон» на финской границе, зная которые можно без особых проблем пересечь пограничный кордон и попасть в сопредельное государство, по Карелии ходили, кажется, столько же, сколько и существует российско-финляндская граница. Однако долгое время они бытовали на уровне баек и анекдотов. Единственный задокументированный случай успешного незаконного пересечения госграницы был связан с финским дипломатом, который сумел провезти в багажнике автомобиля своего сына от бывшей жены-россиянки. Экс-супружеская пара находилась в бракоразводном процессе и никак не могла поделить отпрыска. В остальном же граница казалось неприступной, страна могла спать спокойно.

Новые испытания для пограничников начались после того, как в 2014-2015 годах через границу массово потянулись беженцы из стран Ближнего Востока и Африки. Большая часть из них пересекала госграницу по легальным документам, сдаваясь на той стороне финским пограничникам, и требуя политического убежища, но часть беженцев, по разным причинам, предпочла передвигаться нелегально. Самая напряженная ситуация сложилась этой зимой на Севере, в Мурманской области, где беженцы могли попасть и в Финляндию, и в Норвегию (см. график), но испытывали границу на прочность и в Карелии. В том числе и – нелегалы. За последние 2 года карельские пограничники задержали несколько десятков таких искателей удачи, искавших дырки в системе пограничных укреплений.
График проекта http://patchworkbarents.org
Муфтий Карелии Абдул-Азиз Дятко был одним из тех, кого правоохранительные органы привлекали для взаимодействия с такими беженцами – и для духовного утешения задержанных, и в качестве переводчика с арабского языка. По мнению муфтия, резкий рост числа незаконных мигрантов был связан с «сарафанным радио», которое распространяло слухи о легкости перехода госграницы в Карелии. Зачастую беженцы становились и жертвами мошенничества:
- Типичная история семьи палестинцев из Ливана, которые заплатили 10 тысяч долларов своему знакомому арабу, чтобы тот перевел их через границу. В результате араб взял деньги, высадил их в лесу, указал направление, и уехал. Семью же задержали пограничники. Или история трех сирийцев, которые работали в Подмосковье на швейной фабрике, а после того, как курс доллара вырос и зарплаты упали, они решили пробираться в Европу. Были уверены, что граница в Карелии примерно такая, как границы между государствами на Ближнем Востоке. Формально пограничный пункт есть, но если отойти на пару километров вглубь пустыни, то передвигайся, как хочешь. Их также задержали, - рассказывает Абдул-Азиз Дятко.

Муфтий Карелии Абдул-Азиз Дятко активно участвовал в помощи задержанным беженцам
По GoogleMap

Однако, несмотря на неудачи, поток беженцев не ослабевал. В финской прессе начали мелькать истории о том, что кому-то из них все-таки удавалось, так или иначе, незаконно пересечь границу. Но когда газеты впервые написала о такой возможности, еще летом 2014 года, у пограничников это вызвало крайне резкую реакцию – граница официально продолжала находиться на замке. Однако уже к сентябрю 2016 ситуация изменилась, и, отвечая на наш запрос, пограничники сообщили, что к данному моменту официально зафиксировано 4 удачных случая перехода российской госграницы в направлении Финляндии на её карельском участке. Всего же было задержано 37 нарушителей, то есть примерно в 10% случаях «штурм» границы оказывался удачным.
Самая громкая история случилась в предновогодние дни 2014 года. 29 декабря трое сирийских беженцев перешли границу в районе Вяртсиля, были задержаны финскими полицейскими, а их история попала в финские СМИ.

По словам беженцев, они изначально не стали связываться ни с кем из посредников, а положились исключительно на GoogleMap. Добравшись на автомобиле до одной из карельских деревень, они углубились в лес, сознательно избегая дорог и жилья, чтобы не наскочить на пограничный патруль. И так, идя по лесу, остерегаясь волков и медведей, в конце концов, набрели на русло реки (или озеро), и по льду перешли на финскую сторону в районе Китеэ. Собственно, финским властям они также попались почти случайно: нарушители границы замерзли, и попросились переночевать на одной из местных турбаз, владельцы которой, в свою очередь, позвонили в полицию.
Другими словами, если бы на финской стороне их встретил кто-то, готовый приютить и обогреть, то арабы могли бы так и не попасться властям.
(Кстати, их судьба, как нам сообщили финские коллеги, оказалась печальна – как выяснилось, до своего авантюрного путешествия через госграницу, арабы, как минимум, несколько месяцев легально находились в России. Из чего финские власти сделали закономерный вывод: в нашей стране им ничего не угрожало, а, значит, рассматривать их как людей, которые нуждаются в убежище, не приходится. К тому же незаконно перейдя границу, они нарушили законы и России, и Финляндии. Поэтому в числе нескольких сотен мигрантов, которым также было отказано в выдаче статуса беженца, эти трое сирийцев были депортированы к себе на родину).
Сам же этот случай стал, по данным нашего источника, причиной весьма тесных служебных контактов пограничных ведомств двух стран, которые срочно начали латать обнаружившуюся дырку в границе.
С комфортом до границы

При анализе истории троих беженцев, обращает на себя внимание то, с какой легкостью они добрались практически до самой границы с Финляндией. По зимнему лесу сирийцы прошли, в лучшем случае, пару десятков километров. До места же своего входа в лес они добирались в полном комфорте, на автомобиле. И такое, на наш взгляд, возможно только в районе Вяртсиля. Любой, кто пересекал границу или южнее, на МАПП «Светогорск» в Ленинградской области, или севернее, на МАПП «Люття» в Костомукше, знает, что пограничные посты на дорогах встречаются за десятки километров до попадания на, собственно, саму границу. Пограничники проверяют документы у тех, кто находится в автомобиле, а при необходимости и задерживают подозрительных лиц для проверки. И лишь в Вяртсиля можно добраться непосредственно до пункта перехода госграницы, не показав ни единого документа. Но так было не всегда

Как правило, документы при въезде в погранзону, проверяют за несколько десятков километров от самой границы
Ужатие погранзоны

До 2007 года у беженцев шансов добраться до границы в Вяртсиля почти не было. Тогда пограничная зона проходила гораздо восточнее, и пункт проверки документов находился в Ляскеля. От Ляскеля до Вяртсиля – 50 километров по прямой. И пройти это расстояние по зимнему лесу, скрываясь от пограничников и местных жителей, избегая дорог и человеческого жилья, наверное, смогла бы только группа экипированных спецназовцев, но не выходцы из арабской пустыни. Однако в 2007-м году размеры пограничной зоны в Карелии, приказом тогдашнего руководителя ФСБ России Николая Патрушева, были изменены и ужаты, сократившись, в районе Вяртсиля, до нынешних нескольких километров. Тогда это изменение объяснялось заботой о развитии экономики приграничных территорий и жителях пограничья. Некоторым их них это решение действительно пошло на пользу. ( На картах желтым выделена погранзона до 2007 года, зелёным - примерная погранзона после 2007. На второй карте буквой А обозначен МАПП Вяртсиля, В - поселок Ляскеля, С - охотничья база "Чёрные камни")
Король недвижимости

В Сортавальском районе находится знаменитая охотничья база «Чёрные камни». Территория этой турбазы, вместе с прилегающими сельхозугодиями, составляет более 250 гектар, и на ней есть всё для полноценного отдыха на высшем уровне – от альпийских газонов, бассейнов и ресторана высокой кухни до огромного зоопарка. Согласно выписке из Единого государственного реестра юридических лиц, ООО Охотничье хозяйство «Черные камни» было зарегистрировано в конце 2003 года, в поселке Киркколахти Сортавальского района. Его учредитель, и владелец 90% уставного капитала бизнесмен Игорь Михайлович Лейтис.
Жителям Карелии он знаком не очень хорошо, а вот для соседнего Санкт-Петербурга Игорь Лейтис - фигура знаковая. Начав свою карьеру с торговли водкой, к 2000-му Игорь Михайлович стал одним из богатейших людей северной столицы. (фото Forbes)
В публикации журнала Forbes Лейтиса прямо именуют «королем недвижимости Санкт-Петербурга». Как и все крупные питерские бизнесмены, Лейтис был знаком (или напрямую, или через партнеров по бизнесу) с людьми из ближайшего окружения президента России Владимира Путина. И вот в начале 2000-х он построил базу отдыха в Сортавальском районе, вблизи государственной границы. Надо отметить, что это место быстро полюбилось различным московским и питерским VIP-персонам – кто-то приезжал и приезжает сюда поохотиться, кто-то провести неформальную, но важную встречу, а кто-то и просто отдохнуть с симпатичными спутницами.
Имена гостей хранятся в тайне, и становятся известны только по случаю – как, например, произошло после того, как в апреле 2013 года в 7 километрах от базы потерпел крушение вертолет председателя правления банка "Санкт-Петербург" Александра Савельева. Пострадало несколько человек, в том числе, как писали СМИ, не только сам 59-летний банкир, но и его спутница, которой, как сообщают, была 24-летняя "Мисс Бессарабия". Но это – исключение. Чаще всего, высокие гости успешно сохраняют анонимность. Их имена известны только вышколенному персоналу базы отдыха.

Вертолет разбился во время жесткой посадки на лед озера (фото spb.mk.ru)
Такая возможность, которая, по нашему мнению, напрямую сказывается на коммерческом успехе охотничьего хозяйства, появилась после 2007 года. До этого момента любой турист, прибывающей на базу отдыха, обязан был бы предъявить паспорт пограничным службам для проверки, а иностранные граждане должны были и вовсе для начала официально запросить и получить разрешение на пребывание в погранзоне. Косвенным подтверждением этого является и то, что хотя предприятие было зарегистрировано в 2003 году, но официальный сайт базы отдыха «Чёрные камни» заработал лишь в 2006-м, накануне «ужатия» пограничной зоны, а первые восторженные отзывы на нём датированы 2008-м годом.
Проверено на себе

Чтобы не быть голословными, журналисты в свою очередь также попытались повторить путь сирийцев. У нас, разумеется, не было и в мыслях намерения нарушать законы – мы просто взяли корзины и отправились за грибами в район Вяртсиля.
Благополучно, не показав документов, мы добрались до самого Вяртсиля, а потом чуть-чуть вернулись по трассе, и, припарковав автомашину в районе Рускеалы, направились в лес, ориентируясь, как и сирийцы, по GoogleMap.
Идти было тяжело, кустарники и подлесок в этих местах летом плохо проходим, но, в конце концов, мы добрались до озера, через которое, судя по карте, проходит граница.
Отметим, впрочем, что приблизиться мы не смогли, уткнувшись в пограничные заграждения. Преодолевать их без специального разрешения – нельзя, поэтому мы повернули обратно. Хотя, в конце декабря, снега здесь и в самом деле может выпасть столько, что это ограждение превратится просто в один, очень длинный сугроб.

Ни разу не показав документы, мы доехали до МАПП Вяртсиля
Мы попытались выяснить – действительно ли именно функционированием элитной охотничьей базы в приграничном районе объясняется эта поразительная легкость доступа непосредственно к границе. Соответствующий запрос был отправлен в Пограничное управление.
Однако пограничники ничего не стали отвечать про «Черные камни», а различия в размерах пограничных зон на разных участках госграницы (в Вяртсиля и, к примеру, в Люття) объяснили возможностями, которые предоставляет законодательство:
«Различия в технологии проверки документов при пересечении границы обусловлены месторасположением пунктов пропуска. Так, автомобильный пункт пропуска «Вяртсиля» расположен непосредственно на линии инженерных сооружений, поэтому законодательство РФ допускает возможность проверять документы непосредственно при въезде в пункт пропуска … Автомобильный пункт пропуска «Люття» расположен за линией инженерных сооружений», - сказано в официальном ответе на информационный запрос.
Вряд ли полученный ответ можно считать исчерпывающим.
….Возможно, конечно, что коммерческий успех предприятия Игоря Лейтиса, его хорошие связи с некоторыми влиятельными людьми в руководстве страны , и изменение размера пограничной зоны именно в районе Вяртсиля, где и расположены его «Чёрные камни», до минимального – это просто совпадение. Тем более, что, объективно, сужение погранзоны пошло на пользу не только «Черным камням».
Однако, похоже, именно это "сужение" самым неожиданным образом сработало, когда через пограничные заграждения начали массово прорываться беженцы?
И вряд ли можно назвать случайностью то, что именно в районе Вяртсиля зафиксированы и подтверждены случаи успешного незаконного перехода госграницы.
Сергей Хорошавин
Расследование совершено при поддержке проекта "Scoop Russia"
Официально

Протяженность участка карельско-финляндской границы составляет 798 километров, это самый протяженный участок сухопутной границы Российской Федерации с Евросоюзом. Вдоль всей границы тянется пограничная просека – десятиметровая полоса местности, пролегающая непосредственно вдоль линии границы. Пограничным управлением ФСБ России по Республике в период с 2014 года по настоящее время задержано 37 нарушителей Государственной границы РФ.
Основную массу нарушителей (38 %) составили граждане Сирийской Арабской Республики, другие государства представлены незначительно (Сирии-14, Палестины-8, Ирана-4, Алжира-3, России-2, Узбекистана-1, Египта-1, Турции-1, Китая-1, Киргизии-1, Ирака-1).
За указанный период зафиксировано 6 случаев пересечения границы: 4 случая из России в Финляндию и 2 случая из Финляндии в Россию. Во всех указанных случаях нарушители (в том числе и в ходе совместных действий) задержаны представителями пограничной охраны сопредельных государств.

(Информация пресс-службы Пограничного управления ФСБ России по РК)

Made on
Tilda